Меню
16+

Сетевое издание «Будни района»

10.09.2021 09:53 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Выдающийся революционер, талантливый организатор

Есть человеческие жизни, прожитые как вспыхнувшее пламя – озаряющее, греющее, притягивающее к себе. Пламенем таких жизней питаются революции, лучшие человеческие устремления, надежды на величие наших дел. Отблески этого пламени не гаснут десятилетиями, а искры его летят над землей. От них возгораются новые судьбы-огни. И всё повторяется снова. Имена таких людей живут в памяти народа долго. Эта память помогает устоять, не потерять человеческого достоинства в вихре политических страстей, массового озлобления, неверия, духовного распада. Эта память живительна для нас. В числе таких имен, являющихся безусловным достоянием Советской истории, светится и имя Уллубия Данияловича Буйнакского – выдающегося сына Дагестана, отдавшего свою жизнь за свободу и счастье дагестанского народа.

Видный партийный и государственный деятель, руководитель дагестанских большевиков У. Буйнакский, золотыми буквами вписавший свое имя в историю Коммунистической партии Советского Союза и Советского государства, был родом из селения Уллу Бойнак, от названия которого и происходит его фамилия. Родился он 8 сентября 1890 года в семье, принадлежащей к верхушечному, бекскому сословию Дагестана. Отец его Даниял-бек Султан-бек оглы (1850-1904), подпоручик царской армии, служил до пенсии в конвое царя. В Дагестане Даниял-бек был назначен наибом Карабудахкентского участка, Темир-Хан-Шуринского округа, Дагестанской области. После смерти жены, от которой остались четверо детей, Даниял-бек женился на узденке Сагидат из селения Параул. Сагидат родила Даниял-беку сына — Уллубия. Когда Уллубий был ещё грудным ребёнком, в семье Даниял-бека случилась трагедия – была убита мать Уллубия. Социальное неравенство в обществе сыграло свою роковую роль: Даниял-бек — из бекского сословия, а Сагидат — из середняков.

…Уллубия отдали кормилице. Молочная мать Уллубия Суйдух была из соседнего селения Губден. В одном из своих писем к Тату Булач Уллубий пишет: «У меня было три матери: первая – которая меня родила, вторая — которая меня вскормила, вырастила. А третья – которая меня воспитала – это Ажав». Ажав – мать Тату Булач.

Уллубия определили учиться в Ишкартынскую одноклассную школу, затем его отправили в пансион Темир-Хан-Шуринского реального училища, куда его приняли благодаря службе отца в царской армии, а с переходом в первый класс он был переброшен в Ставропольскую мужскую гимназию.

Революционные события 1905-1907 годов в России застают Уллубия в Ставрополе. Годы учёбы Уллубия Буйнакского в Ставропольской гимназии считаются началом формирования его революционного мировоззрения. Политическая жизнь в Ставрополе в те годы кипела не меньше, чем в столицах. Ставропольская гимназия активно участвовала в политической жизни края на стороне революционно настроенных элементов, особенно это касалось воспитанников старшего пансиона. Вместе со старшими товарищами по учебе Уллубий участвует в распространении среди горожан листовок и прокламаций членов подпольной организации партии большевиков, принимает участие в демонстрациях старшеклассников против антидемократических порядков и методов обучения в гимназии. В 1906 году, за не в меру усердное участие в революционном движении учащихся, пансион при Ставропольской гимназии был закрыт, и все ученики, в качестве штрафных, были разбросаны по другим учебным заведениям. В итоге таковой операции Уллубий попадает в Тифлисскую гимназию, где обучается с 5-го по 8-й класс и кончает ее в 1910 году. В годы учёбы в Тифлисской мужской гимназии Уллубий также стоял в первых рядах борцов за расширение прав и свобод студенчества и народа в целом.

Окончив полный курс Тифлисской мужской гимназии в 1910 году с серебряной медалью, Уллубий поступает в Московский Императорский университет, выбрав себе юридический факультет. Будучи студентом, Уллубий отдается со всем присущим ему пылом занятиям, и в частности, вне курсовым, посещая библиотеки, музеи, изучая Восток, Кавказ и Дагестан, как в историческом, так и в социально-экономическом отношении. Но не успел он пробыть в университете и одного года, как начались, так называемые тогда, «студенческие беспорядки», в которых Уллубий не мог не принять, по складу своего характера, участия. Уллубий в том же году вступил в ряды социал-демократической фракции и вместе с Г. Н. Когановым возглавил студенческую забастовку в январе 1911 года.

Несколько раз исключался У. Буйнакский из университета за активную революционную деятельность. Наряду с учебой в университете, Уллубий вел работу в подпольной организации партии большевиков, выполнял ее задания, выступал перед рабочими, солдатами в военных гарнизонах. В дни Февральской революции 1917 года он активно участвовал в событиях, происходящих в Москве.

В мае 1917 года по поручению ЦК РСДРП (б), вооружившись апрельскими ленинскими тезисами, У. Буйнакский прибыл в Дагестан. Он был направлен в Дагестан по заданию Центра как профессиональный революционер. Соратник У.Буйнакского А. А. Тахо-Годи в своих воспоминаниях пишет: «До приезда У. Буйнакского не было в Дагестане наиболее подготовленного человека для ведения этой работы…».

По прибытию в Дагестан он создает Агитационно-просветительское бюро, проводившее большую революционную работу среди горцев. В ноябре 1917 года был организован интернациональный по своему составу и духу Порт-Петровский военно-революционный комитет, председателем которого был избран У. Буйнакский. Объявляя впервые о создании нового органа Советской власти в Дагестане в ноябре 1917 года, он заявил: «Отныне судьбу жителей ущелий и скал, судьбу всех трудящихся Дагестана будут решать не царские чиновники, не министры временного правительства, не шейхи и богачи, а вы сами – трудящиеся горцы, рабочие, крестьяне и ремесленники Дагестана».

Напуганные растущим размахом революционных выступлений рабочих Порт-Петровска, появлением там частей Красной Армии, вооруженные силы буржуазного дагестанского областного исполкома вместе с его членами покинули Темир-Хан-Шуру, и ушли в горы. Жители областной столицы, которым религиозные фанатики вдалбливали в головы, что большевики вероотступники, что они «хуже всякого гяура-неверного», за убийство которого попадешь сразу в рай, в напряженном ожидании ждали наступления красноармейцев из города Порт-Петровска. Каково же было их удивление, когда в городе Темир-Хан-Шуре появился отряд, сформированный У. Буйнакским. Отряд состоял в основном из мусульман, да ещё с фесками на головах. Это был тонко рассчитанный тактический ход, показавший, насколько хорошо У. Буйнакский разбирался в сложной дагестанской обстановке, проявлял высокий такт и уважительное отношение к религиозным чувствам людей. В этой связи уместно напомнить об известной телеграмме В. И. Ленина к Г.К. Орджоникидзе, данной несколько позднее, 2 апреля 1920 года, в которой он писал: «Ещё раз прошу действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам, особенно при вступлении в Дагестан. Всячески демонстрируйте и притом самым торжественным образом симпатии к мусульманам, их автономию, независимость и прочее».

В марте-апреле 1918 года У. Буйнакский участвовал в ликвидации антисоветского мятежа в Порт-Петровске и в Темир-Хан-Шуре. С мая 1918 года он Председатель исполкома Совета Порт-Петровска, а с октября по декабрь 1918 года член Чрезвычайной коллегии Наркомнаца в Москве по делам Северного Кавказа и Дагестана. В декабре-январе 1918 года, по прибытию из Москвы в Астрахань, назначается военным комиссаром Дагестанского конного полка. В начале февраля 1919 года У. Буйнакский прибыл в Дагестан. 16 февраля в селении Кумторкала созывается съезд дагестанских коммунистов, где создается подпольный Дагестанский обком РКП (б) и военный Совет, который начал подготовку вооруженного восстания против Горского правительства и надвигавшейся с юга армии Деникина.

13 мая 1019 года в Темир-Хан-Шуре, во время экстренного заседания, были арестованы все члены подпольного обкома и военного Совета во главе с Уллубием Буйнакским. Шел суд над У. Буйнакским и его соратниками. Главный военно-шариатский суд приговорил Уллубия Буйнакского, Абдулмеджида Алиева, Абдулвагаба Гаджимагомедова, Саида Абдулгалимова, Оскара Лещинского к расстрелу. И на рассвете 16 августа 1919 года приговор Главного военно-шариатского суда был приведен в исполнение.

У. Буйнакский и его соратники по борьбе поставили целью жизни слом ненавистного строя и уклада жизни, лишавших свободы, возможности социального и духовного возрождения массы трудящихся. Исход этой борьбы был не всегда ясен, а жертвы – неизбежны. Сознавая это, они были готовы на смерть за свои убеждения.

У. Буйнакский был убежденный интернационалист. Он объединял людей и борцов своей великой идеей и выбирал соратников отнюдь не по национальным «приоритетам». Расстрелянные вместе с У. Буйнакским его товарищи были представители разных национальностей. Каждый из них любил свой народ, но никто не подчеркивал свою национальную принадлежность, тем более исключительность, выступая всегда и везде как член многонациональной дагестанской семьи, как Дагестанец.

Уллубий Буйнакский был выдающимся революционером, талантливым организатором борьбы с царизмом, а затем контрреволюцией в Дагестане, способным проводить революционную стратегию в сложных условиях Страны гор, не вступая в разрушительное противоречие с ее особенностями. Он был мыслителем, имевшим продуманное, взвешенное отношение к различным общественно-политическим воззрениям своего времени, умевшим считаться с религиозным фактором, убежденным противником насилия над народом, национальной ограниченности, невежества. Принадлежа к привилегированному клану социальной иерархии, Уллубий порвал со своей средой и предпочел ей служение интересам обиженных и оскорбленных, обездоленных и эксплуатируемых, твердо и смело, по зову сердца и в силу убеждений встал на путь лишений и невзгод во имя народного счастья. И ни под каким давлением не сошел с избранного пути, который сулил ему радость борьбы и побед, горечь испытаний и поражений. Убежденность в правоте своего дела, непоколебимость в борьбе, верность идеалам были спутниками его помыслов, они придавали ему силы, они определяли его выдержку. Высочайшая преданность идее, величайшее желание видеть человека свободным и счастливым, готовность на самопожертвование во имя родного Дагестана составляли уровень и мерило нравственной чистоты незаурядной, неповторимой, в сущности своей идеальной личности Уллубия Данияловича Буйнакского.

На многие вопросы У. Буйнакский смотрел, прежде всего, с точки зрения человеческой нравственности, если речь шла о его жизни и смерти. Известны неоднократные попытки освободить его из тюрьмы и предпринимаемые им встречные шаги, чтобы «вырваться из мешка каменного». И когда появилась для этого реальная возможность, но только для него одного, он решительно отказался. Отказался по нравственным мотивам. «… Я один не желаю бежать, — сообщил он на волю, — быть освобожденным, оставить товарищей как-то не по мне».

З. Магомедов, научный сотрудник Мемориального музея У. Буйнакского

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4